История дня по итогам голосования за 03 марта 2019

Абсолютно нетолерантная история.

Несколько недель назад, а может больше в Израиле произошло небольшое происшествие. У одного афроеврея поехала крыша, как утверждают его родственники. Он взял небольшой кухонный нож, сантиметров двадцать пять и размахивая оным, начал бегать по району. Кто-то из родни или соседей позвонил в полицию, приехал наряд и потребовал прекратить нарушать безобразия. В ответ афроеврей, размахивая ножом и выкрикивая что-то на непонятном языке набросился на полицейского. Полицейский не вступил мужественно в рукопашную схватку, а просто пристрелил этого кренделя.

Что тут началось. Полицию обвинили в расизме. Как же так, ну подумаешь с ножом бегал, ну подумаешь, что размахивал, он же никого не убил, а полицейский должен был отобрать нож или дать в себя потыкать, а он сразу стрелять. Это все потому, что он белый полицейский расист. А с расизмом мы будем бороться По такому поводу объявили марш протеста. Собралась толпа афроевреев, перекрыли улицы и пошли протестовать.

Поорали, потребовали расстрелять всех полицейских-расистов и разошлись мирно заниматься своими мирными делами: бить машины, громить кафе, поджигать мусорные баки. Полиция арестовала десяток человек, особо борзых, но суд их освободил, поджег мусорных баков, битье машин и погром кафе не является преступлением, ну подумаешь, мелочь такая. Лучше отпустить, а то ещё обидятся и опять пойдут протестовать против расизма.
Прочитал я об этом и вспомнил одну историю, которая имела место быть в 1994 году.

Работал со мной в смене один интересный человек, назовем его Виталик. Здоровенный русский мужик (Кличко и Валуев на его фоне выглядят младшими братьями), в прошлом моряк, поработавший полтора десятка лет на рыболовном траулере в северных морях. Познакомился на отдыхе в Сочи с красивой, стройной, черноглазой девушкой, влюбился как мальчишка, женился, обзавелся детьми и оказался в Израиле. Как все эмигранты (репатрианты) снял квартиру, устроился на работу.

В то утро смены совпали, каждый занимался своим делом, изредка перекидываясь словами. Виталик явно был не в себе, видно, что он немного на взводе, что-то себе думает, о чем-то переживает, явно что-то произошло. На перерыв пошли вместе. Сели в кафе, кушаем.
— Виталик, что случилось? Я же вижу, что-то произошло. Может я могу помочь?
— Даже не знаю, как рассказать. Вроде все правильно сделал, по справедливости, а так — хрен его знает.
— Ты расскажи, а потом будем думать.

Далее с его слов.
Еду вчера домой со второй смены, ты же знаешь, я черт знает где снимаю квартиру, подъезжаю к нашему поселку и слышу дикий визг и крики о помощи. Останавливаюсь, выхожу из машины, слышу крики где-то в стороне, побежал на шум, вижу какой-то негритос девицу к земле прижал, футболка и шорты на ней в клочья, а он с нее уже сдирает. Схватил я его за головенку и с размаху об дерево приложил. Поднимаю девицу – совсем соплячка, лет 12-14. Как она там оказалась разбираться не стал, снял с себя куртку, надел на нее, повел в машину. Тут и негра очухался. Ему бы домой под шумок свалить, так нет выеживаться начал, я тебя зарежу, ты уже труп, ещё какую-то пургу понес, я не очень понял. Оборачиваюсь, иду к нему, так этот идиот достал перочинный ножик и стал им размахивать. Пришлось дать пару оплеух, не бить же его по-настоящему, говнюк, малолетка лет 16-18. Отобрал ножик, поддал под зад и сказал идти домой. Так он никак не успокоится, такой настырный. Взял палку и опять на меня. Отобрал у него дрын, влепил ещё пару оплеух. Слушай, говорю, максимка опаный, ты чего от меня хочешь, чтобы я тебе твою дурную голову в твой зад засунул, иди уже домой. Нет, никак не успокаивается. Я запишу номер машины, завтра я тебя найду, мы тебя зарежем и так далее. Всё, мое терпение лопнуло. Сажаю девицу в машину, ловлю этого максимку, хотя что его ловить, он все возле машины терся. Вытряхнул я его из штанов и привязал его же ремнем в обнимку к дереву. В багажнике у меня верёвка, отрезал несколько кусков, навязал узлов, стащил с него труселя и давай его по жопе линьками охаживать. Сначала он угрожал, ругался, орал, визжал, выл дурным голосом, потом заплакал и обоссался. Отвязал я его, дал на прощанье пенделя и уехал. Девчонку довел до квартиры, а там родители уже на ушах стоят, обсказал, как было дело, перекурил с ее отцом. Видел, как они поехали в больницу, чтобы обследовали и написать заяву в полицию. Поехал наконец домой. Еду и думаю, у меня же две дочки почти такого возраста. Видишь какая хрень приключилась. Я уже говорил своей, может уедем?

Вот такая история. Виталика полиция не искала, как не искала и насильника. А что его искать, ну подумаешь, захотел трахнуть малолетку, сама виновата. Это не представляет общественной опасности.

Мораль? Не будет морали. Берегите своих детей.