Рубрики
Весело

История дня по итогам голосования за 08 августа 2017

Собачьи слезы.

Вчера возвращаясь с прогулки встретили группу из шести человек и трех : два мужчины, две , дети разных возрастов, два молодых лабрадора и красавец бассет хаунд. Бассет был хорош! Крупный, сильный, коричнево-рыже-белого окраса, с длинными ушами и умными глазами – просто загляденье. Мы остановились полюбоваться на бассета, а его хозяева на нашего шотландского терьера. В процессе разговора выяснилось что бассета у них два, сестра красавца где-то в лесу и вот-вот появится. Ну поговорили и разошлись, сестра бассета так и не появилась хотя хозяева ее звали на все голоса.

Справа от дороги за кустами и деревьями шумела река. Быстрая и холодная река несла воды тающих ледников Аляски в Тихий Океан. Воды было и мы следили за своим шотландцем, чтобы он не приближался к реке; там обрывистые и скользкие берега незаметные за высокой травой. Правда на обратном пути шотландец сильно никуда уже и не рвался, а плелся позади, разомлев от жары, показывая нам всем своим видом что «вы вообще-то в шортах, а я вообще-то в шубе и даже после всех моих стрижек, я все равно не голый.» Мы машинально продолжали искать глазами сестру бассета, но ее нигде не было видно.

Мой муж — военный врач в отставке; у него отличное чувство юмора, но довольно специфическое как у военных медиков многое повидавших и испытавших. Поэтому я не удивилась когда он вдруг начал громко и протяжно лаять, подражая лаю бассета. Не удивился и шотландец. Мы продолжали . Муж продолжал лаять и завывать. Я стала предлагать ему варианты намордников, проекты будки и собачий корм, который лучше всего подойдет к пиву. Но вдруг со стороны реки стала громко и протяжно лаять собака.

Хотя мне казалось что собака лаяла на другом берегу, мы остановились и муж стал осматривать траву вдоль дороги. Если он находил тропинку в траве, он шел по ней до реки, высматривая собаку. При этом он продолжал лаять и завывать, собака ему отвечала, она была совсем рядом. Наш пес, уставший от похода и жары, просто молча наблюдал за представлением. Я тоже. И вдруг муж закричал: «Нашел! Она в воде!»

Мне пришлось бежать обратно, чтобы найти хозяев . К моему счастью они уже возвращались, заподозрив неладное. Я махнула им рукой, показывая на реку. Мужчины побежали мне навстречу.

Сестра бассета сорвалась с обрыва около двух метров. Она держалась передними лапами то ли за корягу, то ли за корни деревьев, но ее тело уже было полностью в воде. Она пробыла в ледяной воде около тридцати минут и только сильные лапы бассета помогли ей не сорваться в воду. Река ревела, заглушая собачий скулеж, у нее не было шансов вылезти на берег самой, она была практически обречена.

Обрыв был крутой и мокрый, в одиночку вытащить собаку было бы сложно, даже втроем мужчины провозились довольно долго. Я стояла на дороге, помогая женщинам удерживать их оставшихся трех собак и детей. Вся эта МЧС рвалась на помощь мужчинам.

Наконец мужчины появились. Вымазанные в глине, но счастливые. Хозяин нес сестру бассета на руках. Оба были мокрыми, как выяснилось позже он тоже упал в воду. Сестра бассета Молли оказалась ярко-рыжей с белыми ногами, белой мордой, и светло-коричневыми глазами. Она дрожала крупной дрожью и . . . плакала.

Всю обратную дорогу муж в деталях рассказывал операцию по спасению собаки и как ее хозяин сорвался в воду и как трудно было удерживать его мокрыми руками и как, видя беспомощную собаку в воде, он опять почувствовал страх врача потерять пациента. А я все вспоминала глаза собаки и ее слезы – ее не бросили, за ней вернулись, ее спасли.