История дня по итогам голосования за 21 октября 2019

Стрелял, внучки, стрелял

Когда я приезжаю в родную деревню, всегда прихожу на кладбище. По окончании уборки могил родственников, обязательно останавливаюсь у одного надгробия. Где похоронен «дед Винак», как его называли. Говса Викентий Яковлевич.

На памятнике — фото дедушки с «буденовскими» усами. Фото человека-легенды.

В 1942-м девятнадцатилетним ушёл в партизанский отряд. После освобождения Беларуси был призван в РККА, войну закончил в Берлине в звании сержанта, командира 57-мм орудия. Дважды ранен.

В составе подразделения имел четыре благодарности Верховного Главнокомандующего (за Варшаву, освобождение Польши, Одер и Берлин) и благодарность Жукова за штурм Рейхстага. Участник Парада Победы.

В деревне его уважали, а мы, пацанва, при каждом удобном случае засыпали вопросами:

— Дед, расскажи, а что ты делал на войне?

— Стрелял, внучки, стрелял.

— А по ком?

— По немцам, е** их мать, по немцам.

— А по танкам стрелял?

— И по ним, е** их мать, и по ним.

— Много подбил?

— Не считал, е** их мать, не считал.

На этом разговор, как правило, заканчивался, и старик молча уходил в хату. Дочь говорила, что плакал.

О том, что одна из его наград — за вынесенного с поля боя тяжело раненого командира батареи, я узнал много позже, когда Викентия Яковлевича уже не было в живых. Тогда же его дочь показала благодарности Сталина и Жукова, два ордена Славы, два ордена Отечественной войны, орден Красной звезды, медали за Варшаву, Берлин, нашивки за ранения.

Дед Винак никогда не носил награды, как и все ветераны в нашей деревне.

Они вообще никогда не рассказывали о войне, не кичились подвигами и не считали себя героями. И только раз в году, на 9 Мая, старики собирались в парке. Без медалей и орденов, без торжеств и пафосных речей. Сидели на лавках и молча пили.

За тех, кто «стрелял, внучки, стрелял».
Автор: Андрей Авдей