Дневник кладбищенского сторожа

1 августа.
Месяц бухал после того случая. Пора что то менять. Буду вести дневник, а то сопьюсь.

2 августа.
Купил тетрадку. Обмыл покупку.

5 августа.
Хватит пить. Пора вести дневник. Открыл первую страницу. Я, Козлов Иван Петрович, одна тысяча девятьсот семьдесят.. Черт, надо изменить фамилию, чтоб никто не узнал, что я пишу дневник. Я, Баранов Иван Петрович.. Все, хватит писать.. че то устал. Читать далее «Дневник кладбищенского сторожа»

Двенадцать, ска, месяцев…

По зимнему холодному лесу, глубоко проваливаясь в снег, с корзиной 12 месяцевнаперевес шла девочка.
Злая девочка.
Очень злая девочка.
А кто бы не был зол, пошли его мачеха в лес. На ночь глядя! В минус двадцать! За подснежниками!
— Подснежники, сссука! Они, сука, под снегом растут! – бормотала девочка, пиная шишку. – Если поискать, обязательно найдешь! Сама, бля, поищи! Под снегом, сссука!
На полянке, залитой заходящим солнцем, зайчики и белочки прыгали, играя в салочки. Читать далее «Двенадцать, ска, месяцев…»

Агитация

Ад и РайОднажды политика сбила машина, он погиб и попал на небеса. Там его встретил Апостол Петр и сказал:

— Добро пожаловать! Вы находитесь у ворот Рая, но место, в котором вы проведете вечность еще не определено. Выбор будет за вами. Согласно правилам, вы должны провести день в Аду и день в Раю, чтобы потом сделать свой выбор.

Читать далее «Агитация»

Красная шапочка

Красная шапочкаЗамок стоял на холме. Небольшой, слегка пошарпаный от ветров и дождей, некоторые камни его потемнели и покрылись мхом.
На холм перед ним упорно карабкалась девочка лет 12-ти, поскальзываясь и пыхтя. Она глядела прямо на замок и ее упорство было вознаграждено.
Забравшись, она увидела ров и опущенный мост к воротам.
Во рву плавал крокодил, пузом кверху.
Дохлый, что ли… — пробормотала она, тыкая в него палкой из любопытства. Крокодил открыл один глаз, но никак не отреагировал.
Она прошла по мосту и ногой стала долбить в ворота.
— Открыто! — прозвучал хриплый голос откуда то изнутри. Она потянула тяжелую створку и прошла внутрь.
Интерьер богатством не блистал. Точнее, блистал, но когда то. Сейчас все было покрыто пылью. Она чихнула.
— Проходи на кухню! — крикнул все тот же голос. — Я здесь!
Девчушка бодро протопала в направлении крика, оставляя грязные следы сапог на полу.
— А….Мне бы принца… — неуверенно произнесла она.
— Эммм… Волк? — от неожиданности она плюхнулась на потемневший табурет, когда силуэт на кухне повернулся лицом к ней.
Она шмыгнула носом и вытерла его рукавом,одновременно натягивая помятую юбочку на грязные и исцарапанные коленки.
— Ну да, Волк. А ты кого ждала?
— Ну… принца хотелось бы…
Волк приблизился к ней и улыбнувшись во всю клыкастую пасть, спросил:
— Давно ли ты принцев видела, милочка?
— Мне это… мама рассказывала, да и я сама в книжках читала… — она поерзала на табурете, недоверчиво косясь на острые клыки хозяина замка.
— Принцы,дорогая, там и остались, в книжках,да притчах.
— Хотя, что это я, пойдем, что тебе покажу. Да не бойся ты, не съем! — вновь осклабился Волк.
Они прошли по коридору,в дальнюю комнату, где висели портреты неизвестных и не слишком симпатичных мужчин.
— Вот,смотри! Принц Альберт Первый! — Волк шутливо щелкнул портрет по носу.
— Умер от обжорства,сожрал все,даже коня не пожалел.
— Второй — Принц Зигмунд Третий, кутила и бабник, в разгар бала выпал с балкона и свернул себе шею.
— Ну и наконец,Принц Уильям Новоземский! Подхватил французский насморк и… Хотя,тебе рано об этом знать еще…
— Французский, это как? Соплями захлебнулся шоль? — глаза девочки расширились.
— Ну,вроде того. Подрастешь-узнаешь. — ответил Волк.
— Ты вот представь, вышла ты замуж за такого, и? Думаешь он все бросит и лишь за тобой бегать будет?
— Ага! — вновь шмыгнула носом девчонка.
Волк хрипло расхохотался.
— Вот хренушки! — он сложил когтистую фигу у нее под носом.
— Балы и пьянки продолжатся, он будет таскать девок в покои и развлекаться, пока ты,словно Золушка, будешь занята кухней, детьми и домом. И без права голоса. Оно тебе надо? — глаза Волка блеснули зеленым.
— Мда… Капец все сложно… — задумчиво произнесла девочка в ответ.
— А то! — ответил Волк.
— Ты сама то кто хоть? — спросил он.
— Шапка! Красная! — ткнула девочка в нечто бесформенное на голове.
— А…Слышал,слышал… — задумчиво,словно вспоминая что то, сказал Волк.
— И кто нынче детей так одевает… А худющая то какая… — он оглядел ее.
— Пирожок хочешь? С мясом! — рявкнул Волк, подняв палец вверх.
Шапка вжалась в стену,снова перепугавшись.
— Да не бойся ты, не из принцев твоих, они поумирали задолго до нас с тобой! — Волк улыбнулся.
— А…из кого мясо? В смысле из чьего? — осторожно поинтересовалась девочка.
— С мясом дракона! — похвалился Волк.
— А дракон то откуда? — изумилась Шапка.
— Да был тут один. Вредитель-недомерок. Надоедливый,ужас!
— Размером, что та ворона, а все туда же. То принцессу ему подай, то дев невинных на завтрак…
— Измучил шторы поджигать. Я новые только повешу, а тут снова он. Ну и…
— Будешь?
— Ну давай,раз не из принцев! — рассмеялась девочка.
Они прошли на кухню и беседа продолжилась.
— Ну а ты то здесь как оказался? — спросила Шапка,уплетая уже третий пирожок.
— Да как, как… Бродил, вот и зашел сюда,замок бесхозный стоит, чего б и не пожить?
— А крокодил, дохлый там плавает?
— Да не,это он стервятников так заманивает,притворится мертвым,потом ррраз! И еда у него в кармане. В пасти то есть.
— А меня не тронул…
— Уговор у нас с ним,людей не трогать. — ответил Волк серьезно.
— Ну вот а ты, Волк? Принцы плохие значит, а ты сам то?
— Чем ты лучше их? То три поросенка, то семеро козлят, то еще чего…
— Ты сам то похуже их всех будешь!
— Не…Ты это не наговаривай,то по службе было. — ответил Волк,ковыряясь у плиты.
— А по службе, это как?
— Да вот так. Три поросенка-бедные милые свинки. На деле-воровство стройматериалов, самозахват земли, незаконное строительство.
— Ну, с двумя то я сам справился, а дальше управление дело в свои руки взяло. Мол, уровень,огласка…
— Или козлята. А ты в курсе,что их мать, уходя,одних в доме запирала?
— Ну да. От тебя же и запирала, чтоб не съел!
— Правильно и неправильно. От меня. А почему?
— Почему? — спросила Шапка.
— А потому, что уходила то на неделю, то на две! То к сектантам каким-то, то в кошкин дом кутить. А дети неделями голодные и немытые!
— Пришлось дверь ломать, в детдом отвозить. Правда,одумалась, работу нашла,вернули мы ей детей. Но поглядываем. Коза еще та, в общем.
—Так что, меньше слушай, что на улицах болтают. Волк-зверюга такая, зазря не тронет, и своих не бросит. И с волчицей своей, и с детьми, он до конца! Только вот,не каждой дано это — волчицей стать.
— Еще пирожок?
— Не…Хватит мне. Еще и к бабуле топать нужно, — засобиралась Шапка.
— Это та,что за лесом живет? — спросил Волк.
— Ага! Она самая! 90 лет ей уже, помогать старушке надо..
— Старая знакомая. Были мы помоложе… УХХХ!!
— Что «ух»?
— Да, неважно. Давай-ка я тебе корзинку для нее соберу,мается старуха на пенсии, крохи подъедает.
— Вот, пирожков еще и кролик из духовки, — Волк засуетился.
А кролик то откуда? — удивилась Красная Шапочка.
— Импортный! Пасхальный! — Волк довольно подмигнул.
— Бродил тут, обворовывал все яйценосное население леса и яйца их химикатами разукрашивал,маньяк. — Волк проводил девочку до двери.
— А мож,Сивку-Бурку тебе вызвать? Так я мигом! — он приготовился свистеть.
— Да не, я сама. — отказалась девочка.
— Ты это, охотников встретишь, скажи, пускай зайдут. Лицензии проверить надо. Поразвелось браконьеров..
— И зайца увидишь, так и передай: «Ну,погоди!»
— Своей самогонкой капустной весь лес мне споил,к медведю белки ходят,взаймы брать.
Шапка уходила в непонятках, чавкая резиновыми сапогами по осенней слякоти…
— Плохие принцы.. Добрые волки…
— Хрена лысого тут разберет… — бормотала она себе под нос.
Волк смотрел на нее из окна и вздохнул.
— Ну вот, еще одна образумилась, а то принцев им подавай…Где их взять, принцев то нынче?
А в кухне уже раздавался аромат жареной курочки Рябы, попавшейся за подделку ювелирных изделий…

Кандидаты на Дарвиновскую премию.

Кандидаты на премию Дарвина из медицинской практики.

Понос — штука неприятная, поэтому многие прибегают к нетрадиционной медицине. Врач из «скорой помощи», прибывшая по вызову к пациенту, застала лежащего на диване 25-летнего парня и мамашу в слезах.

— Вы только плохо не подумайте, он у меня мальчик хороший, — начала оправдывать идиотизм своего взрослого сына родительница, — у него вот понос был, так он это и заткнул себе…

«Это» оказалось толстым промышленным утеплителем, который используют для заделки проемов в панельных домах. Утеплил себя парень капитально. Разутепляли уже хирурги.
Читать далее «Кандидаты на Дарвиновскую премию.»

Снова ностальгирую

Нашел душевную статью…


Кто утопил «Милки Вэй» в молоке? Кто сказал спокойной ночи тамагочи? Кому лучше жевать, чем говорить? Как таять во рту, а не в руках? На эти вопросы мы найдем ответы, запустив в своей голове машину времени и отправившись в детство тех, кто рос в 90-е годы прошлого века, которые для взрослых были лихими, а для нас стали временем обретения магического мира материальной культуры.

Читать далее «Снова ностальгирую»

Ржунимагу

Нью-Йорк. Небоскреб, 134-й этаж. Ресторан.
У окна сидит мужик в черном и пьет виски.
Подсаживается другой, выпили. Первый говорит:
— Тут такой сильный ветер, что можно выпрыгнуть в окно, и тебя назад потоком воздуха занесет. Смотри!
С этими словами он выпрыгивает в окно и, полетав, залетает обратно:
— Хочешь попробовать?
— Ага!
Второй выпрыгивает в окно и со свистом, и дикими воплями летит вниз.
Бармен подходит к мужику в черном и говорит, качая головой:
— Ну и сволочь же ты, Бэтмен, когда напьешься.

Читать далее «Ржунимагу»