Дневник кладбищенского сторожа

1 августа.
Месяц бухал после того случая. Пора что то менять. Буду вести дневник, а то сопьюсь.

2 августа.
Купил тетрадку. Обмыл покупку.

5 августа.
Хватит пить. Пора вести дневник. Открыл первую страницу. Я, Козлов Иван Петрович, одна тысяча девятьсот семьдесят.. Черт, надо изменить фамилию, чтоб никто не узнал, что я пишу дневник. Я, Баранов Иван Петрович.. Все, хватит писать.. че то устал. Читать далее «Дневник кладбищенского сторожа»

Особенности национальной охоты

охотаМой кум Михалыч работает егерем. Весь в шрамах. На руке у него два параллельных шрама, это волк клыками.. На груди четыре параллельных шрама, это медведь когтями. На всю спину 10 параллельных шрамов, это теща граблями. Раньше Михалыч понимал язык зверей, щас не понимает, закодировался. Всё! Не поёт, не пляшет, голым лес не инспектирует. Короче рутина.

Читать далее «Особенности национальной охоты»

Открываем сезон охоты

Способы охоты на:Охота
Медведя
1.Покупаешь 20 банок гороховой каши, идешь в лес, открываешь, бросаешь в берлогу. Если медведь тупой (90% случаев), он сразу все сжирает. Если умный (10%) — спросит, от кого подгон, скажешь «гринпис» или «единая россия», у него больше вопросов нет. Сидишь у берлоги тихо, ждешь, когда он там испердится до посинения. Как только возле берлоги подснежник первый завянет — бросаешь в берлогу спичку. Соскребаешь хорошие куски с деревьев, уносишь. Или убегаешь от горящего медведя, как повезет.
Читать далее «Открываем сезон охоты»

Красная шапочка

Красная шапочкаЗамок стоял на холме. Небольшой, слегка пошарпаный от ветров и дождей, некоторые камни его потемнели и покрылись мхом.
На холм перед ним упорно карабкалась девочка лет 12-ти, поскальзываясь и пыхтя. Она глядела прямо на замок и ее упорство было вознаграждено.
Забравшись, она увидела ров и опущенный мост к воротам.
Во рву плавал крокодил, пузом кверху.
Дохлый, что ли… — пробормотала она, тыкая в него палкой из любопытства. Крокодил открыл один глаз, но никак не отреагировал.
Она прошла по мосту и ногой стала долбить в ворота.
— Открыто! — прозвучал хриплый голос откуда то изнутри. Она потянула тяжелую створку и прошла внутрь.
Интерьер богатством не блистал. Точнее, блистал, но когда то. Сейчас все было покрыто пылью. Она чихнула.
— Проходи на кухню! — крикнул все тот же голос. — Я здесь!
Девчушка бодро протопала в направлении крика, оставляя грязные следы сапог на полу.
— А….Мне бы принца… — неуверенно произнесла она.
— Эммм… Волк? — от неожиданности она плюхнулась на потемневший табурет, когда силуэт на кухне повернулся лицом к ней.
Она шмыгнула носом и вытерла его рукавом,одновременно натягивая помятую юбочку на грязные и исцарапанные коленки.
— Ну да, Волк. А ты кого ждала?
— Ну… принца хотелось бы…
Волк приблизился к ней и улыбнувшись во всю клыкастую пасть, спросил:
— Давно ли ты принцев видела, милочка?
— Мне это… мама рассказывала, да и я сама в книжках читала… — она поерзала на табурете, недоверчиво косясь на острые клыки хозяина замка.
— Принцы,дорогая, там и остались, в книжках,да притчах.
— Хотя, что это я, пойдем, что тебе покажу. Да не бойся ты, не съем! — вновь осклабился Волк.
Они прошли по коридору,в дальнюю комнату, где висели портреты неизвестных и не слишком симпатичных мужчин.
— Вот,смотри! Принц Альберт Первый! — Волк шутливо щелкнул портрет по носу.
— Умер от обжорства,сожрал все,даже коня не пожалел.
— Второй — Принц Зигмунд Третий, кутила и бабник, в разгар бала выпал с балкона и свернул себе шею.
— Ну и наконец,Принц Уильям Новоземский! Подхватил французский насморк и… Хотя,тебе рано об этом знать еще…
— Французский, это как? Соплями захлебнулся шоль? — глаза девочки расширились.
— Ну,вроде того. Подрастешь-узнаешь. — ответил Волк.
— Ты вот представь, вышла ты замуж за такого, и? Думаешь он все бросит и лишь за тобой бегать будет?
— Ага! — вновь шмыгнула носом девчонка.
Волк хрипло расхохотался.
— Вот хренушки! — он сложил когтистую фигу у нее под носом.
— Балы и пьянки продолжатся, он будет таскать девок в покои и развлекаться, пока ты,словно Золушка, будешь занята кухней, детьми и домом. И без права голоса. Оно тебе надо? — глаза Волка блеснули зеленым.
— Мда… Капец все сложно… — задумчиво произнесла девочка в ответ.
— А то! — ответил Волк.
— Ты сама то кто хоть? — спросил он.
— Шапка! Красная! — ткнула девочка в нечто бесформенное на голове.
— А…Слышал,слышал… — задумчиво,словно вспоминая что то, сказал Волк.
— И кто нынче детей так одевает… А худющая то какая… — он оглядел ее.
— Пирожок хочешь? С мясом! — рявкнул Волк, подняв палец вверх.
Шапка вжалась в стену,снова перепугавшись.
— Да не бойся ты, не из принцев твоих, они поумирали задолго до нас с тобой! — Волк улыбнулся.
— А…из кого мясо? В смысле из чьего? — осторожно поинтересовалась девочка.
— С мясом дракона! — похвалился Волк.
— А дракон то откуда? — изумилась Шапка.
— Да был тут один. Вредитель-недомерок. Надоедливый,ужас!
— Размером, что та ворона, а все туда же. То принцессу ему подай, то дев невинных на завтрак…
— Измучил шторы поджигать. Я новые только повешу, а тут снова он. Ну и…
— Будешь?
— Ну давай,раз не из принцев! — рассмеялась девочка.
Они прошли на кухню и беседа продолжилась.
— Ну а ты то здесь как оказался? — спросила Шапка,уплетая уже третий пирожок.
— Да как, как… Бродил, вот и зашел сюда,замок бесхозный стоит, чего б и не пожить?
— А крокодил, дохлый там плавает?
— Да не,это он стервятников так заманивает,притворится мертвым,потом ррраз! И еда у него в кармане. В пасти то есть.
— А меня не тронул…
— Уговор у нас с ним,людей не трогать. — ответил Волк серьезно.
— Ну вот а ты, Волк? Принцы плохие значит, а ты сам то?
— Чем ты лучше их? То три поросенка, то семеро козлят, то еще чего…
— Ты сам то похуже их всех будешь!
— Не…Ты это не наговаривай,то по службе было. — ответил Волк,ковыряясь у плиты.
— А по службе, это как?
— Да вот так. Три поросенка-бедные милые свинки. На деле-воровство стройматериалов, самозахват земли, незаконное строительство.
— Ну, с двумя то я сам справился, а дальше управление дело в свои руки взяло. Мол, уровень,огласка…
— Или козлята. А ты в курсе,что их мать, уходя,одних в доме запирала?
— Ну да. От тебя же и запирала, чтоб не съел!
— Правильно и неправильно. От меня. А почему?
— Почему? — спросила Шапка.
— А потому, что уходила то на неделю, то на две! То к сектантам каким-то, то в кошкин дом кутить. А дети неделями голодные и немытые!
— Пришлось дверь ломать, в детдом отвозить. Правда,одумалась, работу нашла,вернули мы ей детей. Но поглядываем. Коза еще та, в общем.
—Так что, меньше слушай, что на улицах болтают. Волк-зверюга такая, зазря не тронет, и своих не бросит. И с волчицей своей, и с детьми, он до конца! Только вот,не каждой дано это — волчицей стать.
— Еще пирожок?
— Не…Хватит мне. Еще и к бабуле топать нужно, — засобиралась Шапка.
— Это та,что за лесом живет? — спросил Волк.
— Ага! Она самая! 90 лет ей уже, помогать старушке надо..
— Старая знакомая. Были мы помоложе… УХХХ!!
— Что «ух»?
— Да, неважно. Давай-ка я тебе корзинку для нее соберу,мается старуха на пенсии, крохи подъедает.
— Вот, пирожков еще и кролик из духовки, — Волк засуетился.
А кролик то откуда? — удивилась Красная Шапочка.
— Импортный! Пасхальный! — Волк довольно подмигнул.
— Бродил тут, обворовывал все яйценосное население леса и яйца их химикатами разукрашивал,маньяк. — Волк проводил девочку до двери.
— А мож,Сивку-Бурку тебе вызвать? Так я мигом! — он приготовился свистеть.
— Да не, я сама. — отказалась девочка.
— Ты это, охотников встретишь, скажи, пускай зайдут. Лицензии проверить надо. Поразвелось браконьеров..
— И зайца увидишь, так и передай: «Ну,погоди!»
— Своей самогонкой капустной весь лес мне споил,к медведю белки ходят,взаймы брать.
Шапка уходила в непонятках, чавкая резиновыми сапогами по осенней слякоти…
— Плохие принцы.. Добрые волки…
— Хрена лысого тут разберет… — бормотала она себе под нос.
Волк смотрел на нее из окна и вздохнул.
— Ну вот, еще одна образумилась, а то принцев им подавай…Где их взять, принцев то нынче?
А в кухне уже раздавался аромат жареной курочки Рябы, попавшейся за подделку ювелирных изделий…

Чистоговорка

Временами ее повторяю (не наизусть правда).

В четверг четвертого числа в четыре с четвертью часа лигурийский регулировщик регулировал в Лигурии, но тридцать три корабля лавировали, лавировали, да так и не вылавировали, а потом протокол про протокол протоколом запротоколировал, как интервьюером интервьюируемый лигурийский регулировщик речисто, да не чисто рапортовал, да не дорапортовал дорапортовывал да так зарапортовался про размокропогодившуюся погоду что, дабы инцидент не стал претендентом на судебный прецедент, лигурийский регулировщик акклиматизировался в неконституционном Константинополе, где хохлатые хохотушки хохотом хохотали и кричали турке, который начерно обкурен трубкой: не кури, турка, трубку, купи лучше кипу пик, лучше пик кипу купи, а то придет бомбардир из Бранденбурга бомбами забомбардирует за то, что некто чернорылый у него полдвора рылом изрыл, вырыл и подрыл; но на самом деле турка не был в деле, да и Клара к крале в то время кралась к ларю, пока Карл у Клары кораллы крал, за что Клара у Карла украла кларнет, а потом на дворе деготниковой вдовы Варвары два этих вора дрова воровали; но грех — не смех — не уложить в орех: о Кларе с Карлом во мраке все раки шумели в драке, вот и не до бомбардира ворам было, и не до деготниковой вдовы, и не до деготниковых детей; зато рассердившаяся вдова убрала в сарай дрова: раз дрова, два дрова, три дрова — не вместились все дрова, и два дровосека, два дровокола дроворуба для расчувствовавшейся Варвары выдворили дрова вширь двора обратно на дровяной двор, где цапля чахла, цапля сохла, цапля сдохла; цыпленок же цапли цепко цеплялся за цепь; молодец против овец, против молодца сам овца, которой носит Сеня сено в сани, потом везет Сеньку Соньку с Санькой на санках: санки скок, Сеньку в бок, Соньку- в лоб, все- в сугроб, а Сашка только шапкой шишки сшиб, затем по шоссе Саша пошел, Саша на шоссе саше нашел; Сонька же Сашкина подружка шла по шоссе и сосала сушку, да притом у Соньки-вертушки во рту еще и три ватрушки аккурат в медовик, но ей не до медовика Сонька и с ватрушками во рту пономаря перепономарит, перевыпономарит: жужжит, как жужелица, жужжит, да кружится: была у Фрола Фролу на Лавра наврала, пойдет к Лавру на Фрола Лавру наврет, что вахмистр с вахмистршей, ротмистр с ротмистршей, что у ужа ужата, а у ежа ежата, а у него высокопоставленный гость унес трость, и вскоре опять пять ребят съели пять опят с полчетвертью четверика чечевицы без червоточины, и тысячу шестьсот шестьдесят шесть пирогов с творогом из сыворотки из-под простокваши, о всем о том около кола колокола звоном раззванивали, да так, что даже Константин зальцбуржский бесперспективняк из-под бронетранспортера констатировал: как все колокола не переколоколовать, не перевыколоколовать, так и всех скороговорок не перескороговорить, не перевыскороговорить; но попытка не пытка.

Член-корреспондент

История, рассказанная травматологом из города Челябинска. Работа у провинциальных Склифосовских не менее нудная и тяжелая, чем у служителей аналогичной музы в Москве, и радостей на их век приходится совсем чуть-чуть. Так что все хорошее запоминается на века ипередается из поколения в поколение.

Усталая и мрачная бригада «Скорой помощи» привезла в приемный покой бледного типа с перепуганными глазами и сдала его на руки хирургам с диагнозом «охреневший онанист».

Читать далее «Член-корреспондент»

Развиваем дикцию

В четверг четвертого числа в четыре с четвертью часа лигурийский регулировщик регулировал в Лигурии, но тридцать три корабля лавировали, лавировали, да так и не вылавировали, а потом протокол про протокол протоколом запротоколировал, как интервьюером интервьюируемый лигурийский регулировщик речисто, да не чисто рапортовал, да не дорапортовал дорапортовывал да так зарапортовался про размокропогодившуюся погоду что, дабы инцидент не стал претендентом на судебный прецедент, лигурийский регулировщик акклиматизировался в неконституционном Константинополе, где хохлатые хохотушки хохотом хохотали и кричали турке, который начерно обкурен трубкой: не кури, турка, трубку, купи лучше кипу пик, лучше пик кипу купи, а то придет бомбардир из Бранденбурга — бомбами забомбардирует за то, что некто чернорылый у него полдвора рылом изрыл, вырыл и подрыл; но на самом деле турка не был в деле, да и Клара-к крале в то время кралась к ларю, пока Карл у Клары кораллы крал, за что Клара у Карла украла кларнет, а потом на дворе деготниковой вдовы Варвары два этих вора дрова воровали; но грех — не смех — не уложить в орех: о Кларе с Карлом во мраке все раки шумели в драке, — вот и не до бомбардира ворам было, и не до деготниковой вдовы, и не до деготниковых детей; зато рассердившаяся вдова убрала в сарай дрова: раз дрова, два дрова, три дрова — не вместились все дрова, и два дровосека, два- дровокола- дроворуба для расчувствовавшейся Варвары выдворили дрова вширь двора обратно на дровяной двор, где цапля чахла, цапля сохла, цапля сдохла; цыпленок же цапли цепко цеплялся за цепь; молодец против овец, против молодца сам овца, которой носит Сеня сено в сани, потом везет Сеньку Соньку с Санькой на санках: санки- скок, Сеньку- в бок, Соньку- в лоб, все- в сугроб, а Сашка только шапкой шишки сшиб, затем по шоссе Саша пошел, Саша на шоссе саше нашел; Сонька же — Сашкина подружка шла по шоссе и сосала сушку, да притом у Соньки-вертушки во рту еще и три ватрушки — аккурат в медовик, но ей не до медовика — Сонька и с ватрушками во рту пономаря перепономарит, — перевыпономарит: жужжит, как жужелица, жужжит, да кружится: была у Фрола — Фролу на Лавра наврала, пойдет к Лавру на Фрола Лавру наврет, что — вахмистр с вахмистршей, ротмистр с ротмистршей, что у ужа — ужата, а у ежа- ежата, а у него высокопоставленный гость унес трость, и вскоре опять пять ребят съели пять опят с полчетвертью четверика чечевицы без червоточины, и тысячу шестьсот шестьдесят шесть пирогов с творогом из сыворотки из-под простокваши, — о всем о том около кола колокола звоном раззванивали, да так, что даже Константин — зальцбуржский бесперспективняк из-под бронетранспортера констатировал: как все колокола не переколоколовать, не перевыколоколовать, так и всех скороговорок не перескороговорить, не перевыскороговорить; но попытка — не пытка.

Маршрутка

На передних сидениях едут две бабушки. Маршрутка почти полная. На остановке заходит парень. Передает водителю 10 рублей за проезд и получает сдачу 1 рубль. Рубль из рук выскальзывает и падает под сиденья бабушкам. Парень наклоняется, пытается найти сдачу и, неожиданно, пукает. В маршрутке — тихий смех, хихиканье. А одна из бабушек говорит другой: «И стоило из-за рубля так жопу рвать!» Маршрутка взрывается от хохота. Парень становится пунцовым и просит остановить маршрутку.
Через минуту в маршрутку заходит солидная дама. Маршрутка продолжает смеяться. Дама начинает себя нервно осматривать. Может, это над ней смеются? Тут бабушки, покатываясь от смеха, начинают рассказывать даме историю с рублем. Дама тоже начинает смеяться и тут у нее из носа вылетает сопля и попадает на бабушек…. Дама просит остановить маршрутку.
Едем дальше, покатываясь от смеха. Водитель тоже вместе со всеми хохочет, достает сигареты, закуривает, приоткрывает люк над головой. Выпуская дым в люк, обращается к бабушкам: «Вам под люком (падлюкам) не дует?» Салон взрывается от нового приступа смеха. Водитель, поняв, что он сказал, вываливается из кабины, пританцовывая и угорает
Эта же маршрутка 20 минут спустя.
Маршрутка с конечной остановкой «поселок Сахарный». Все сели, места заняты… Водила завел машину… Тут дверь открывает бабка… И тут же спрашивает у водилы: «Милок, у тебя конец Сахарный?». По маршрутке прошло легкое хихиканье… Водила не долго думая ответил:»Не знаю, не пробовал!».
По маршрутке пошел открытый ржач! Бабка осмотрев ястребиным взглядом салон поняла, что свободных мест нету… И протягивая 10р. водиле сказала:
«Возьми меня стоя!». Водитель вываливается из кабины в сугроб и трясется в истерическом припадке.