Немного о фотографии

ФотосъемкаФотосъемка бывает разной. Разные задачи, разные направления, разные фотографы. Здесь я позволю себе привести немножко подсказок — шпаргалок по основным видам фотосъемки. Итак, поехали! Читать далее «Немного о фотографии»

Дневник кладбищенского сторожа

1 августа.
Месяц бухал после того случая. Пора что то менять. Буду вести дневник, а то сопьюсь.

2 августа.
Купил тетрадку. Обмыл покупку.

5 августа.
Хватит пить. Пора вести дневник. Открыл первую страницу. Я, Козлов Иван Петрович, одна тысяча девятьсот семьдесят.. Черт, надо изменить фамилию, чтоб никто не узнал, что я пишу дневник. Я, Баранов Иван Петрович.. Все, хватит писать.. че то устал. Читать далее «Дневник кладбищенского сторожа»

Колобок, жизненная драма

КолобокЭто печальная история о скороспелом недальновидном юнце, решившем бросить вызов системе и уйти от всех.
Рожденный от спонтанного желания деда и из последних запасов бабьих возможностей, он, разрушив родительские надежды, бросился познавать большой мир.
Природа щедро наделила его круглым телом, веселым нравом и талантом певца. Его имя совместило в себе древние лингвистические традиции (ибо «коло» означало круг в древнерусском языке), изотерический подтекст (ибо круг всегда символизировал солнце и жизнь) и чисто описательный характер (ибо слово «колобок» четко обрисовывало не слишком спортивный внешний вид нашего героя).
Колобок не получил никакого образования, но ведомый юношеской самоуверенностью, отправился покорять мир с песней на устах. Его нехитрая песня повествовала о неустойчивом эмоциональном состоянии, была полна хвастовства и амбиций. «Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел» — пел Колобок, причисляя своих родителей к древним старикам, ничего не смыслящим в современной жизни; и пропагандируя философию ухода от своих корней и ответственности.
Совершенно неприспособленный к жизни, он решительно не желал пристать к какой-либо существующей системе. Колобок рано понял, что жизнь – боль, а мир попросту желает его сожрать. Каждый, кто встречался ему на пути, озвучивал свои намерения: «Колобок, Колобок, я тебя съем!»
«Или ты систему, или система тебя!» — думал Колобок и самодовольно пел очередному встреченному зверю — порождению жестокого закона джунглей: «А от тебя я, и подавно, уйду!»
Не имея четкого жизненно плана, профессии, начального капитала, связей и друзей, оторванный от семьи, Колобок был обречен.
Но, несмотря на уход от родителей и нежелания с ними общаться, Колобок с нежностью и ностальгией вспоминал свое счастливое детство:
«На сметане мешон
Да в масле пряжон,
На окошке стужон».
Первые жизненные испытания он преодолел с легкостью и везением, присущим всем глупцам. Ни Заяц – косой представитель преступного мира, ни Волк – зубастый слуга власти, ни Медведь – этой власти косолапое воплощение, не смогли сломить дух Колобка. Не сумели заставить его учиться, вкалывать на заводе или хотя бы воровать. Колобок по-прежнему оставался вне системы.
Как и большинство реальных героев, Колобка сгубила женщина.
Нет, она не озвучивала ему плотоядных намерений, не призывала его стать частью какой-либо системы, не навязывала своих моральных ценностей, не убеждала отказаться от того, что ему нравится, перестать петь и заняться делом. Лиса приняла его таким, каков он есть – с круглыми бочками, плохими стихами и узким песенным репертуаром. Внимание вскружило голову Колобку, и он не распознал подвоха в ласковом лисьем обращении.
Лиса поглотила Колобка, как ночь поглощает день, как затмение — солнце, как тьма — свет. Он растворился в ней, став всего лишь удовлетворением ее низменных потребностей, способом насыщения ее желаний.
Бедный Колобок так и не понял, что как бы ты систему не… — система тебя все равно…
Читать далее «Колобок, жизненная драма»

Онегин в вольном и современном пересказе

книгиОнегин приехал из Петербурга в деревню за дядиным наследством.

Онегин: я приехал.
Местные дворяне: и че?
Онегин: я молодой повеса, прожигатель жизни, представитель потерянного поколения с претензией на интеллектуальность. Я читаю Адама Смита и думаю о красе ногтей, а еще у меня много денег.
Местные дворяне: какой вы интересный.
Онегин: и весьма коварный.
Местные дворяне: вы приняты.
Читать далее «Онегин в вольном и современном пересказе»

Титаник

Титаник 15 апреля 1912 года в результате столкновения с айсбергом в первом же рейсе затонул«Титаник». Среди его пассажиров были и русские подданные: крестьяне, торговцы и даже дворяне. Как сложилась их судьба? Архивы говорят, что некоторым удалось спастись.
Реакция России

В России с самого начала не задалось со сведениями о «Титанике». Первые сообщения о трагедии появились в русской прессе 16 апреля 1912 года, в «Петербургских ведомостях». На четвертой странице газеты была небольшая заметка
Читать далее «Титаник»

Не спешу

чёртС. Лукьяненко.

Сжимая в одной руке надкушенный бутерброд, а в другой — бутылку кефира, черт озирался по сторонам. Выглядел он вполне заурядно — мятый старомодный костюм, шелковая рубашка, тупоносые туфли, галстук лопатой. Все черное, только на галстуке алые языки пламени. Если бы не рожки, проглядывающие сквозь аккуратную прическу и свешивающийся сзади хвост, черт походил бы на человека.
Толик отрешенно подумал, что в зале истории средних веков городского музея черт в костюме и при галстуке выглядит даже излишне модерново. Ему больше пошел бы сюртук или фрак.
— Что за напасть… — выплевывая недопрожеванный бутерброд, изрек черт. Аккуратно поставил бутылку с кефиром на пол, покосился на Анатолия и попробовал длинным желтым ногтем меловую линию пентаграммы. В ноготь ударила искра. Черт пискнул и засунул палец в рот.
— Я думал, хвост будет длиннее, — сказал Толик.
Черт вздохнул, достал из кармана безупречно чистый носовой платок, постелил на пол. Положил на платок бутерброд. Легко подпрыгнул и коснулся свободной рукой потолка — высокого музейного потолка, до которого было метра четыре.
На этот раз искра была побольше. Черт захныкал, засунул в рот второй палец.
— В подвале тоже пентаграмма, — предупредил Толик.
— Обычно про пол и потолок забывают, — горько сказал черт. — Вы, люди, склонны к плоскостному мышлению…
Толик торжествующе усмехнулся. Покосился на шпаргалку и произнес:
— Итак, именем сил подвластных мне и именем сил неподвластных, равно как именем сил известных и неизвестных, заклинаю тебя оставаться на этом месте, огражденном линиями пентаграммы, повиноваться и служить мне до тех пор, пока я сам, явно и без принуждения, не отпущу тебя на свободу.
Черт слушал внимательно, но от колкости не удержался:
— Заучить не мог? По бумажке читаешь?
— Не хотелось бы ошибиться в единой букве, — серьезно ответил Толик. — Итак, приступим?
Вздохнув, черт уселся на пол и сказал:
— Расставим точки над i?
— Конечно.
— Ты вызвал не демона. Ты вызвал черта. Это гораздо серьезнее, молодой человек. Демон рано или поздно растерзал бы тебя. А я тебя обману — и заберу душу. Так что… зря, зря.
— У меня не было заклинания для вызова демона.
— Хочешь? — черт засунул руку в карман. — Ты меня отпустишь, а я дам тебе заклинание по вызову демона. Все то же самое, только последствия менее неприятные.
— А что случится с моей душой за вызов демона?
Черт захихикал.
— Соображаешь… Мне она достанется.
— Тогда я отклоняю твое предложение.
— Хорошо, продолжим, — черт с тоской посмотрел на бутылку кефира. Внезапно вспылил: — Ну почему я? Почему именно я? Сто восемь лет никто не призывал чертей. Наигрались, успокоились, поняли, что нечистую силу не обмануть. И вот те раз — дежурство к концу подходит, решил подкрепиться, а тут ты со своей пентаграммой!
— Дежурство долгое?
— Не… — черт скривился. — Год через два. Месяц оставался…
— Сочувствую. Но помочь ничем не могу.
— Итак, вы вызвали нечистую силу, — сухо и официально произнес черт. — Поздравляю. Вы должны принять или отклонить лицензионное соглашение.
— Зачитывай.
Черт сверкнул глазами и отчеканил:
— Принимая условия настоящего лицензионного соглашения стороны берут на себя следующие обязательства. Первое. Нечистая сила, в дальнейшем — черт, обязуется исполнять любые желания клиента, касающиеся мирских дел. Все желания выполняются буквально. Желание должно быть высказано вслух и принимается к исполнению после произнесения слов «желание высказано, приступить к исполнению». Если формулировка желания допускает двоякое и более толкование, то черт вправе выполнять желание так, как ему угодно. Второе. Человек, в дальнейшем — клиент, обязуется предоставить свою бессмертную душу в вечное пользование черту, если выполнение желаний приведет к смерти клиента. Данное соглашение заключается на свой страх и риск и может быть дополнено взаимно согласованными условиями.
Анатолий кивнул. Текст лицензионного соглашения был ему знаком.
— Дополнения к лицензионному договору, — сказал он. — Первое. Язык, на котором формулируется желание — русский.
— Русский язык нелицензирован, — буркнул черт.
— Это еще с какого перепугу? Язык формулировки желаний — русский!
— Хорошо, — кивнул черт. — Хотя по умолчанию у нас принят суахили.
— Второе. Желания клиента включают в себя влияние на людей…
— Нет, нет и нет! — черт вскочил. — Не могу. Запрещено! Это уже вмешательство в чужие души, не могу!
В общем-то, Анатолий и не надеялся, что этот пункт пройдет. Но проверить стоило.
— Ладно. Второе дополнение. Клиент получает бессмертие, которое включает в себя как полное биологическое здоровье и прекращение процесса старения, так и полную защиту от несчастных случаев, стихийных бедствий, эпидемий, агрессивных действий третьих лиц, а также всех подобных не перечисленных выше происшествий, прямо или косвенно ведущих к прекращению существования клиента или нарушению его здоровья.
— Ты не юрист? — спросил черт.
— Нет. Студент-историк.
— Понятно. Манускрипт раскопал где-нибудь в архиве… — черт кивнул. — Случается. А как в музей проник? Зачем этот унылый средневековый колорит?
— Я здесь подрабатываю. Ночным сторожем. Итак, второе дополнение?
Черт понимающе кивнул и сварливо ответил:
— Что вам всем сдалось это бессмертие? Хорошо, второй пункт принимается с дополнением: «за исключением случаев, когда вред существованию и здоровью клиента причинен исполнением желаний клиента». Иначе, сам понимаешь, мне нет никакого интереса.
— Ты, конечно, будешь очень стараться, чтобы такой вред случился?
Черт усмехнулся.
— Третье дополнение, — сказал Анатолий. — Штрафные санкции. Если черт не сумеет выполнить какое-либо желание клиента, то договор считается односторонне расторгнутым со стороны клиента. Черт обязан и в дальнейшем выполнять все желания клиента, однако никаких прав на бессмертную душу клиента у него в дальнейшем уже не возникает. Договор также считается расторгнутым, если черт не сумеет поймать клиента на неточной формулировке до скончания времен.
Черт помотал головой.
— А придется, — сказал Анатолий. — Иначе для меня теряется весь смысл. Ты ведь рано или поздно меня подловишь на некорректно сформулированном желании…
Черт кивнул.
— И я буду обречен на вечные муки. Зачем мне такая радость? Нет, у меня должен быть шанс выиграть. Иначе неспортивно.
— Многого просишь… — пробормотал черт.
— Неужели сомневаешься в своей способности исполнить мои желания?
— Не сомневаюсь. Контракт составляли лучшие специалисты.
— Ну?
— Хорошо, третье дополнение принято. Что еще?
— Четвертое дополнение. Черт обязан не предпринимать никаких действий, ограничивающих свободу клиента или процесс его свободного волеизъявления. Черт также не должен компрометировать клиента, в том числе и путем разглашения факта существования договора.
— Это уже лишнее, — черт пожал плечами. — Насчет разглашения — у нас у самих с этим строго. С меня шкуру сдерут, если вдруг… А насчет свободы… Допустим, устрою я землетрясение, завалю это здание камнями, что из того? Ты все равно уцелеешь и потребуешь вытащить себя на поверхность.
— А вдруг у меня рот окажется песком забит?
— Перестраховщик, — презрительно сказал черт. — Хорошо, принято твое четвертое дополнение.
— Пятое. Черт осуществляет техническую поддержку все время действие договора. Черт обязан явиться по желанию клиента в видимом только клиенту облике и объяснить последствия возможных действий клиента, ничего не утаивая и не вводя клиента в заблуждение. По первому же требованию клиента черт обязан исчезнуть и не докучать своим присутствием.
— Сурово, — черт покачал головой. — Подготовился, да? Хорошо, принято.
— Подписываем, — решил Анатолий.
Черт порылся во внутреннем кармане пиджака и вытащил несколько сложенных листков. Быстро проглядел их, выбрал два листа и щелчком отправил по полу Анатолию.
— Внеси дополнения, — сказал Анатолий.
— Зачем? Стандартная форма номер восемь. Неужели ты думаешь, что твои дополнения столь оригинальны?
Толик поднял один лист, развернул. Отпечатанный типографским способом бланк был озаглавлен «Договор Человека с Нечистой Силой. Вариант восемь».
Дополнения и в самом деле совпадали.
— Кровью, или можно шариковой ручкой?
— Лучше бы кровью… — замялся черт. — У нас такие ретрограды сидят… Нет, в крайнем случае…
Анатолий молча достал из склянки со спиртом иглу, уколол палец и, окуная гусиное перышко в кровь, подписал бланки. Вернул их черту вместе с чистой иглой и еще одним пером. Черт, высунув кончик языка, подписал договор и перебросил через пентаграмму один экземпляр.
— Дело сделано, — задумчиво сказал Анатолий, пряча бланк в карман. — Может, спрыснем подписание.
— Не пью, — черт осклабился. — И тебе не советую. По пьяной лавочке всегда и залетают. Такие желания высказывают, что ой-ей-ей… Могу идти?
— А пентаграмму стирать не обязательно?
— Теперь — нет. Договор же подписан. Слушай, где ты такой качественный мел взял? Палец до сих пор болит!
— В духовной семинарии.
— Хитрец… — черт погрозил ему пальцем. — Мой тебе совет. Можно сказать — устное дополнение. Если пообещаешь не пытаться меня обмануть, то я тоже… отнесусь к тебе с пониманием. Весь срок, что тебе изначально был отпущен, не трону. Даже если пожелаешь чего-нибудь необдуманно — ловить на слове не стану. И тебе хорошо — будешь словно сыр в масле кататься. И мне спокойнее.
— Спасибо, но я постараюсь выкрутиться.
— Это желание? — хихикнул черт.
— Фиг тебе! Это фигура речи. Лучше скажи, почему у тебя такой короткий хвост?
— Ты что, много чертей повидал? Нормальный хвост.
— Я ведь могу и пожелать, чтобы ты ответил…
— Купировали в детстве. Длинные хвосты давно не в моде.
На прощание черт смерил Анатолия обиженным взглядом, погрозил пальцем — и исчез. Через мгновение в воздухе возникла кисть руки, пошарила, сгребла бутерброд, бутылку кефира и исчезла.
А Толик пошел за заранее приготовленной тряпкой и ведром воды — стереть с пола пентаграмму. Для бедного студента работа ночным сторожем в музее очень важна.

Читать далее «Не спешу»

Спросите одессита

  • Рэббе Гудман отбирал деньги у богатых и раздавал их бедным… под небольшой процент.
  • — Сонечка, ты хочешь сказать, что я тебе порчу жизнь?
    — Нет, Моня, ты мне ее удобряешь!
  • Недовольный покупатель с криком:
    — Я вчера у вас флешку купил, так она у меня-таки и не открылась!
    — Ну шо вы так орете?!! Можно подумать, шо у вас не открылся парашют!
  • — Софочка! Вы такая начитанная, романтическая и ухоженная натура! Давайте, может, к мине: шампанское, свечи, стихи почитаем, на звезды посмотрим?
    — Семочка, я изумлена до извинений: а шо, ceкcу не будет?!

Читать далее «Спросите одессита»

Стих для развития дикции

Валерий Брюсов. «Буря с берега»

Перекидываемые, опрокидываемые
Разозлились, разбесились белоусые угри.
Вниз отбрасываемые, кверху вскидываемые,
Расплетались и сплетались от зари и до зари.
Змеи вздрагивающие, змеи взвизгивающие,
Что за пляску, что за сказку вы затеяли во мгле?
Мглами взвихриваемыми путь забрызгивающие,
Вы закрыли, заслонили все фарватеры к земле.
Тьмами всасывающими опоясываемые,
Заметались, затерялись в океане корабли,
С неудерживаемостью перебрасываемые,
Водозмеи, огнезмеи их в пучину завлекли.
Чем обманываете вы? Не стремительностями ли
Изгибаний, извиваний длинновытянутых тел?
И заласкиваете вы не медлительностями ли
Ласк пьянящих, уводящих в неизведанный предел?

Да, я интроверт!

Интроверт1. Ваш день рождения нас не радует

Любой интроверт, работающий в офисе, испытывает смятение, когда все спешно начинают скидываться на подарок кому-то. Не потому что нам жалко денег, нет. Просто любой случайный сотрудник, радостно улыбающийся и сообщающий, что это его праздник, приводит нас в состояние ступора. Нам кажется, будто он ждет от нас неумеренно восторженной реакции, энтузиазма и интереса. Возможно — о ужас! — мы даже получим от него приглашение на вечеринку с тремя сотнями незнакомых людей. Ну пусть триста — это преувеличение, но именно так это видится интроверту, который больше всего хочет пойти домой. Так что, если вы не пригласите нас, мы не обидимся. Мы просто вздохнем с облегчением.

Читать далее «Да, я интроверт!»

Утро Одесской коммуналки

-Мама, оно не хочет! Оно не влезает и не хочет!
-Мусечка, вы бы шоколад в мясорубку еще с фольгой засунули! И зачем вам мясорубка, когда есть терка?

-Розалия Моисеевна, вы такая умная, что у вас скоро мозг пойдет носом! И что вы все время смотрите в чужие стороны, когда у вас борщ?
Варите свой борщ и я вас не спрашиваю.

-Муся, Розалия Моисеевна права, шоколад надо поломать на кончики, а потом тереть на терке, зачем тебе мясорубка?

Читать далее «Утро Одесской коммуналки»