История дня по итогам голосования за 21 апреля 2019

«Ребята, хочу задать такой вопрос. С нами на одной улице живет семья с несовершеннолетними детьми. В доме нет ни газа, ни света(отключили за не уплату). Дети ходят голодные, холодные и наблюдают как их родители не работают и беспробудно пьют. Куда обратиться за помощью? В органы опеки? Детей очень жалко… Анонимно».

Я прочитал этот пост и вспомнил свое детство. У нас тоже на улице была такая семья, мать алкоголичка, отец где-то потерялся, а мальчишка — Олежка, из-за этого страдал. В физическом и моральном плане. Он был на три года младше меня, сообразителен, энергичен, отлично играл в шахматы, частенько у меня выигрывая, чем вводил меня в ярко выраженное нервное состояние. Воспитывала пацана вся соседская рать, каждый из соседей считал своим долгом пригласить его домой, накормить, подшить если что-то порвалось, а иногда и прикупить кое-что новенькое. А уж если у его мамы к вечеру собиралась компания, то кто-то обязательно шел и забирал Олежку к себе переночевать. Никто и никогда даже не подумал наверное определить его куда то в детдом, хотя утверждать я этого стопроцентно не могу, сам еще пацаном был.

Читать далее …

Русский по простому

Стиль

    • Метафора — это гвоздь в ботинке, и лучше ее выполоть.
    • Неуместная аналогия в тексте выглядит как шуба, заправленная в трусы.
    • Ув. наб.! Так сокр. тольк. муд.!
    • Кому нужны риторические вопросы?
    • Если неполные конструкции — плохо.
  • Нанизывание существительных друг на друга приводит к затруднению понимания метода решения уравнения.
    • По нашему глубокому убеждению, мы полагаем, что автор, когда он пишет текст, определённо не должен приобретать дурную привычку, заключающуюся в том, чтобы использовать чересчур много ненужных слов, которые в действительности совершенно не являются необходимыми для того, чтобы выразить свою мысль.
    • Никакой самовлюблённый Банк, его Президент и Председатель Совета Директоров не пишутся с заглавной буквы.
  • Сдержанность изложения — всегда абсолютно самый лучший способ подачи потрясающих идей.

Читать далее …

История дня по итогам голосования за 11 декабря 2018

Кризис среднего возраста

Впервые прыгнул с парашютом в 39 лет.
Что-то тогда в дружеской компании неожиданно выяснилось, что большинство собеседников в юности занимались в парашютной секции, сделали, кто один, а кто – три прыжка. Я подумал: «Мечтал же в детстве с парашютом прыгнуть. А если не сейчас – то когда?»
Узнал, что в Егорьевском районе есть аэродром, на котором по выходным организуют прыжки для желающих. Приехал в это Костылево. Стоило это удовольствие тогда рублей четыреста, что ли.

Читать далее …

История дня по итогам голосования за 01 декабря 2018

В средней группе детского сада к сентябрьскому утреннику меня готовил дедушка. Темой праздника были звери и птицы: как они встречают осень и готовятся к зиме. Стихотворений, насколько мне помнится, нам не раздавали, а если и раздали, дедушка отверг предложения воспитательниц и сказал, что читать мы будем своё.

Этим своим он выбрал выдающееся, без дураков, произведение Николая Олейникова «Таракан».

Мне сложно сказать, что им руководило. Сам дедушка никогда садик не посещал, так что мстить ему было не за что. Воспитательницы мои были чудесные добрые женщины. Не знаю. Возможно, он хотел внести ноту высокой трагедии в обыденное мельтешение белочек и скворцов.

Читать далее …

Немного о фотографии

ФотосъемкаФотосъемка бывает разной. Разные задачи, разные направления, разные фотографы. Здесь я позволю себе привести немножко подсказок — шпаргалок по основным видам фотосъемки. Итак, поехали! Читать далее …

Дневник кладбищенского сторожа

1 августа.
Месяц бухал после того случая. Пора что то менять. Буду вести дневник, а то сопьюсь.

2 августа.
Купил тетрадку. Обмыл покупку.

5 августа.
Хватит пить. Пора вести дневник. Открыл первую страницу. Я, Козлов Иван Петрович, одна тысяча девятьсот семьдесят.. Черт, надо изменить фамилию, чтоб никто не узнал, что я пишу дневник. Я, Баранов Иван Петрович.. Все, хватит писать.. че то устал. Читать далее …

Колобок, жизненная драма

КолобокЭто печальная история о скороспелом недальновидном юнце, решившем бросить вызов системе и уйти от всех.
Рожденный от спонтанного желания деда и из последних запасов бабьих возможностей, он, разрушив родительские надежды, бросился познавать большой мир.
Природа щедро наделила его круглым телом, веселым нравом и талантом певца. Его имя совместило в себе древние лингвистические традиции (ибо «коло» означало круг в древнерусском языке), изотерический подтекст (ибо круг всегда символизировал солнце и жизнь) и чисто описательный характер (ибо слово «колобок» четко обрисовывало не слишком спортивный внешний вид нашего героя).
Колобок не получил никакого образования, но ведомый юношеской самоуверенностью, отправился покорять мир с песней на устах. Его нехитрая песня повествовала о неустойчивом эмоциональном состоянии, была полна хвастовства и амбиций. «Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел» — пел Колобок, причисляя своих родителей к древним старикам, ничего не смыслящим в современной жизни; и пропагандируя философию ухода от своих корней и ответственности.
Совершенно неприспособленный к жизни, он решительно не желал пристать к какой-либо существующей системе. Колобок рано понял, что жизнь – боль, а мир попросту желает его сожрать. Каждый, кто встречался ему на пути, озвучивал свои намерения: «Колобок, Колобок, я тебя съем!»
«Или ты систему, или система тебя!» — думал Колобок и самодовольно пел очередному встреченному зверю — порождению жестокого закона джунглей: «А от тебя я, и подавно, уйду!»
Не имея четкого жизненно плана, профессии, начального капитала, связей и друзей, оторванный от семьи, Колобок был обречен.
Но, несмотря на уход от родителей и нежелания с ними общаться, Колобок с нежностью и ностальгией вспоминал свое счастливое детство:
«На сметане мешон
Да в масле пряжон,
На окошке стужон».
Первые жизненные испытания он преодолел с легкостью и везением, присущим всем глупцам. Ни Заяц – косой представитель преступного мира, ни Волк – зубастый слуга власти, ни Медведь – этой власти косолапое воплощение, не смогли сломить дух Колобка. Не сумели заставить его учиться, вкалывать на заводе или хотя бы воровать. Колобок по-прежнему оставался вне системы.
Как и большинство реальных героев, Колобка сгубила женщина.
Нет, она не озвучивала ему плотоядных намерений, не призывала его стать частью какой-либо системы, не навязывала своих моральных ценностей, не убеждала отказаться от того, что ему нравится, перестать петь и заняться делом. Лиса приняла его таким, каков он есть – с круглыми бочками, плохими стихами и узким песенным репертуаром. Внимание вскружило голову Колобку, и он не распознал подвоха в ласковом лисьем обращении.
Лиса поглотила Колобка, как ночь поглощает день, как затмение — солнце, как тьма — свет. Он растворился в ней, став всего лишь удовлетворением ее низменных потребностей, способом насыщения ее желаний.
Бедный Колобок так и не понял, что как бы ты систему не… — система тебя все равно…
Читать далее …

Онегин в вольном и современном пересказе

книгиОнегин приехал из Петербурга в деревню за дядиным наследством.

Онегин: я приехал.
Местные дворяне: и че?
Онегин: я молодой повеса, прожигатель жизни, представитель потерянного поколения с претензией на интеллектуальность. Я читаю Адама Смита и думаю о красе ногтей, а еще у меня много денег.
Местные дворяне: какой вы интересный.
Онегин: и весьма коварный.
Местные дворяне: вы приняты.
Читать далее …

Титаник

Титаник 15 апреля 1912 года в результате столкновения с айсбергом в первом же рейсе затонул«Титаник». Среди его пассажиров были и русские подданные: крестьяне, торговцы и даже дворяне. Как сложилась их судьба? Архивы говорят, что некоторым удалось спастись.
Реакция России

В России с самого начала не задалось со сведениями о «Титанике». Первые сообщения о трагедии появились в русской прессе 16 апреля 1912 года, в «Петербургских ведомостях». На четвертой странице газеты была небольшая заметка
Читать далее …

Не спешу

чёртС. Лукьяненко.

Сжимая в одной руке надкушенный бутерброд, а в другой — бутылку кефира, черт озирался по сторонам. Выглядел он вполне заурядно — мятый старомодный костюм, шелковая рубашка, тупоносые туфли, галстук лопатой. Все черное, только на галстуке алые языки пламени. Если бы не рожки, проглядывающие сквозь аккуратную прическу и свешивающийся сзади хвост, черт походил бы на человека.
Толик отрешенно подумал, что в зале истории средних веков городского музея черт в костюме и при галстуке выглядит даже излишне модерново. Ему больше пошел бы сюртук или фрак.
— Что за напасть… — выплевывая недопрожеванный бутерброд, изрек черт. Аккуратно поставил бутылку с кефиром на пол, покосился на Анатолия и попробовал длинным желтым ногтем меловую линию пентаграммы. В ноготь ударила искра. Черт пискнул и засунул палец в рот.
— Я думал, хвост будет длиннее, — сказал Толик.
Черт вздохнул, достал из кармана безупречно чистый носовой платок, постелил на пол. Положил на платок бутерброд. Легко подпрыгнул и коснулся свободной рукой потолка — высокого музейного потолка, до которого было метра четыре.
На этот раз искра была побольше. Черт захныкал, засунул в рот второй палец.
— В подвале тоже пентаграмма, — предупредил Толик.
— Обычно про пол и потолок забывают, — горько сказал черт. — Вы, люди, склонны к плоскостному мышлению…
Толик торжествующе усмехнулся. Покосился на шпаргалку и произнес:
— Итак, именем сил подвластных мне и именем сил неподвластных, равно как именем сил известных и неизвестных, заклинаю тебя оставаться на этом месте, огражденном линиями пентаграммы, повиноваться и служить мне до тех пор, пока я сам, явно и без принуждения, не отпущу тебя на свободу.
Черт слушал внимательно, но от колкости не удержался:
— Заучить не мог? По бумажке читаешь?
— Не хотелось бы ошибиться в единой букве, — серьезно ответил Толик. — Итак, приступим?
Вздохнув, черт уселся на пол и сказал:
— Расставим точки над i?
— Конечно.
— Ты вызвал не демона. Ты вызвал черта. Это гораздо серьезнее, молодой человек. Демон рано или поздно растерзал бы тебя. А я тебя обману — и заберу душу. Так что… зря, зря.
— У меня не было заклинания для вызова демона.
— Хочешь? — черт засунул руку в карман. — Ты меня отпустишь, а я дам тебе заклинание по вызову демона. Все то же самое, только последствия менее неприятные.
— А что случится с моей душой за вызов демона?
Черт захихикал.
— Соображаешь… Мне она достанется.
— Тогда я отклоняю твое предложение.
— Хорошо, продолжим, — черт с тоской посмотрел на бутылку кефира. Внезапно вспылил: — Ну почему я? Почему именно я? Сто восемь лет никто не призывал чертей. Наигрались, успокоились, поняли, что нечистую силу не обмануть. И вот те раз — дежурство к концу подходит, решил подкрепиться, а тут ты со своей пентаграммой!
— Дежурство долгое?
— Не… — черт скривился. — Год через два. Месяц оставался…
— Сочувствую. Но помочь ничем не могу.
— Итак, вы вызвали нечистую силу, — сухо и официально произнес черт. — Поздравляю. Вы должны принять или отклонить лицензионное соглашение.
— Зачитывай.
Черт сверкнул глазами и отчеканил:
— Принимая условия настоящего лицензионного соглашения стороны берут на себя следующие обязательства. Первое. Нечистая сила, в дальнейшем — черт, обязуется исполнять любые желания клиента, касающиеся мирских дел. Все желания выполняются буквально. Желание должно быть высказано вслух и принимается к исполнению после произнесения слов «желание высказано, приступить к исполнению». Если формулировка желания допускает двоякое и более толкование, то черт вправе выполнять желание так, как ему угодно. Второе. Человек, в дальнейшем — клиент, обязуется предоставить свою бессмертную душу в вечное пользование черту, если выполнение желаний приведет к смерти клиента. Данное соглашение заключается на свой страх и риск и может быть дополнено взаимно согласованными условиями.
Анатолий кивнул. Текст лицензионного соглашения был ему знаком.
— Дополнения к лицензионному договору, — сказал он. — Первое. Язык, на котором формулируется желание — русский.
— Русский язык нелицензирован, — буркнул черт.
— Это еще с какого перепугу? Язык формулировки желаний — русский!
— Хорошо, — кивнул черт. — Хотя по умолчанию у нас принят суахили.
— Второе. Желания клиента включают в себя влияние на людей…
— Нет, нет и нет! — черт вскочил. — Не могу. Запрещено! Это уже вмешательство в чужие души, не могу!
В общем-то, Анатолий и не надеялся, что этот пункт пройдет. Но проверить стоило.
— Ладно. Второе дополнение. Клиент получает бессмертие, которое включает в себя как полное биологическое здоровье и прекращение процесса старения, так и полную защиту от несчастных случаев, стихийных бедствий, эпидемий, агрессивных действий третьих лиц, а также всех подобных не перечисленных выше происшествий, прямо или косвенно ведущих к прекращению существования клиента или нарушению его здоровья.
— Ты не юрист? — спросил черт.
— Нет. Студент-историк.
— Понятно. Манускрипт раскопал где-нибудь в архиве… — черт кивнул. — Случается. А как в музей проник? Зачем этот унылый средневековый колорит?
— Я здесь подрабатываю. Ночным сторожем. Итак, второе дополнение?
Черт понимающе кивнул и сварливо ответил:
— Что вам всем сдалось это бессмертие? Хорошо, второй пункт принимается с дополнением: «за исключением случаев, когда вред существованию и здоровью клиента причинен исполнением желаний клиента». Иначе, сам понимаешь, мне нет никакого интереса.
— Ты, конечно, будешь очень стараться, чтобы такой вред случился?
Черт усмехнулся.
— Третье дополнение, — сказал Анатолий. — Штрафные санкции. Если черт не сумеет выполнить какое-либо желание клиента, то договор считается односторонне расторгнутым со стороны клиента. Черт обязан и в дальнейшем выполнять все желания клиента, однако никаких прав на бессмертную душу клиента у него в дальнейшем уже не возникает. Договор также считается расторгнутым, если черт не сумеет поймать клиента на неточной формулировке до скончания времен.
Черт помотал головой.
— А придется, — сказал Анатолий. — Иначе для меня теряется весь смысл. Ты ведь рано или поздно меня подловишь на некорректно сформулированном желании…
Черт кивнул.
— И я буду обречен на вечные муки. Зачем мне такая радость? Нет, у меня должен быть шанс выиграть. Иначе неспортивно.
— Многого просишь… — пробормотал черт.
— Неужели сомневаешься в своей способности исполнить мои желания?
— Не сомневаюсь. Контракт составляли лучшие специалисты.
— Ну?
— Хорошо, третье дополнение принято. Что еще?
— Четвертое дополнение. Черт обязан не предпринимать никаких действий, ограничивающих свободу клиента или процесс его свободного волеизъявления. Черт также не должен компрометировать клиента, в том числе и путем разглашения факта существования договора.
— Это уже лишнее, — черт пожал плечами. — Насчет разглашения — у нас у самих с этим строго. С меня шкуру сдерут, если вдруг… А насчет свободы… Допустим, устрою я землетрясение, завалю это здание камнями, что из того? Ты все равно уцелеешь и потребуешь вытащить себя на поверхность.
— А вдруг у меня рот окажется песком забит?
— Перестраховщик, — презрительно сказал черт. — Хорошо, принято твое четвертое дополнение.
— Пятое. Черт осуществляет техническую поддержку все время действие договора. Черт обязан явиться по желанию клиента в видимом только клиенту облике и объяснить последствия возможных действий клиента, ничего не утаивая и не вводя клиента в заблуждение. По первому же требованию клиента черт обязан исчезнуть и не докучать своим присутствием.
— Сурово, — черт покачал головой. — Подготовился, да? Хорошо, принято.
— Подписываем, — решил Анатолий.
Черт порылся во внутреннем кармане пиджака и вытащил несколько сложенных листков. Быстро проглядел их, выбрал два листа и щелчком отправил по полу Анатолию.
— Внеси дополнения, — сказал Анатолий.
— Зачем? Стандартная форма номер восемь. Неужели ты думаешь, что твои дополнения столь оригинальны?
Толик поднял один лист, развернул. Отпечатанный типографским способом бланк был озаглавлен «Договор Человека с Нечистой Силой. Вариант восемь».
Дополнения и в самом деле совпадали.
— Кровью, или можно шариковой ручкой?
— Лучше бы кровью… — замялся черт. — У нас такие ретрограды сидят… Нет, в крайнем случае…
Анатолий молча достал из склянки со спиртом иглу, уколол палец и, окуная гусиное перышко в кровь, подписал бланки. Вернул их черту вместе с чистой иглой и еще одним пером. Черт, высунув кончик языка, подписал договор и перебросил через пентаграмму один экземпляр.
— Дело сделано, — задумчиво сказал Анатолий, пряча бланк в карман. — Может, спрыснем подписание.
— Не пью, — черт осклабился. — И тебе не советую. По пьяной лавочке всегда и залетают. Такие желания высказывают, что ой-ей-ей… Могу идти?
— А пентаграмму стирать не обязательно?
— Теперь — нет. Договор же подписан. Слушай, где ты такой качественный мел взял? Палец до сих пор болит!
— В духовной семинарии.
— Хитрец… — черт погрозил ему пальцем. — Мой тебе совет. Можно сказать — устное дополнение. Если пообещаешь не пытаться меня обмануть, то я тоже… отнесусь к тебе с пониманием. Весь срок, что тебе изначально был отпущен, не трону. Даже если пожелаешь чего-нибудь необдуманно — ловить на слове не стану. И тебе хорошо — будешь словно сыр в масле кататься. И мне спокойнее.
— Спасибо, но я постараюсь выкрутиться.
— Это желание? — хихикнул черт.
— Фиг тебе! Это фигура речи. Лучше скажи, почему у тебя такой короткий хвост?
— Ты что, много чертей повидал? Нормальный хвост.
— Я ведь могу и пожелать, чтобы ты ответил…
— Купировали в детстве. Длинные хвосты давно не в моде.
На прощание черт смерил Анатолия обиженным взглядом, погрозил пальцем — и исчез. Через мгновение в воздухе возникла кисть руки, пошарила, сгребла бутерброд, бутылку кефира и исчезла.
А Толик пошел за заранее приготовленной тряпкой и ведром воды — стереть с пола пентаграмму. Для бедного студента работа ночным сторожем в музее очень важна.

Читать далее …