Снова ностальгирую

Нашел душевную статью…


Кто утопил «Милки Вэй» в молоке? Кто сказал спокойной ночи тамагочи? Кому лучше жевать, чем говорить? Как таять во рту, а не в руках? На эти вопросы мы найдем , запустив в своей голове машину времени и отправившись в детство тех, кто рос в 90-е годы прошлого века, которые для взрослых были лихими, а для нас стали временем обретения магического мира материальной культуры.

После распада СССР мы все стали похожи на туземцев, которые за красивые бусики, ликующе пританцовывая, продавали родину. И это неудивительно: вокруг появилось столько кислотно-ярких красок, полиэтиленовых радостей и упоительно-химических вкусов. Мы, жившие до того в мире плетеных авосек, стеклянных бутылок и однотонных школьных тетрадок, никак не могли устоять перед лавиной изобилия «поролоновых» ценностей.

Игрушки: полцарства за Барби

До сих пор помню, какие психические травмы мы получали от просмотра перед диснеевскими мультиками рекламы американских игрушек. Семейство Барби c фешенебельными домами изящной розовой меблировки, красивыми лошадками с шелковистыми гривами, кабриолетами, в которых Кен мчал избранницу на свидание. Радиоуправляемые машинки, которые могли брызгаться водой, розовые единороги в звездочках и прочие недостижимые для простого советского ребенка игрушечные роскошества. Когда одна барышня из нашего класса, по чернобыльской программе побывав в Бельгии, получила в подарок настоящую Барби, количество ее подруг стало возрастать в геометрической прогрессии, все хотели после школы пойти к ней домой делать уроки.

Пружинки-радуги — еще один лидер списка детских вожделений. Позже в продаже появилась странная прозрачная протоплазма, которая только и умела, что шлепаться о стену и сползать с нее, оставляя за собой жирный след. Учителей в школе это раздражало, а на домашних обоях и вовсе было категорически запрещено практиковаться. Это желе получило имя «лизун» в честь домашнего призрака из мультсериала «Охотники за привидениями» и очень быстро выходило из строя, потому что цепляло на себя весь окружающий мусор.

Из настольных игр в моду вошли подпольные вариации игры «Монополия» «Менеджер» и «Бизнес». Представляя себя быстро богатеющими «новыми русскими», мы заигрывались в них до утра в выходные дни. Постсоветская вариация американского «Скрабла» — «Эрудит» такого успеха не имела. А вот когда появились первые пазлы, оторваться от них было невозможно, и особенно сложно было складывать небо и море из-за монотонности изображения.

Все сражались в приставки «Денди» и «Сега», игры к которым продавались в пластиковых картриджах. Счастливчики имели в распоряжении более крутую «Супернинтендо» и уже совсем недостижимый карманный «Гейм-бой», отсутствие которого в детстве нынешние 30-летние мальчики компенсируют покупкой портативной SonyPlaystation.

Зато почти у всех был серый с желтыми кнопками «Тетрис», затягивающий своей геометрической простотой и развивающий конструкторское мышление.

Настоящих японских тамагочи к нам сроду не привозили, но бесконечные китайские вариации яйца с живущим там электронным питомцем, которого необходимо было кормить и выгуливать, были гораздо лучше: сдохшего электродруга можно было легко реинкарнировать нажатием кнопки reset, тогда как в оригинале он мог жить только один раз, и во популярности тамагочи по Японии прокатилась волна детских психозов.

Школьные радости

После долгих лет пользования безликими и бесцветными тетрадками, ручками и деревянными пеналами школьникам открылось эльдорадо польского производства: лощеные тетрадки с яркими картинками, пеналы на магнитах или молнии, обложки для книжек с рисунками, ручки с четырьмя стержнями и гелевые ручки, предшественницами которых были капиллярные.

Мозг отказывался поверить, что бывшие все детство в диком дефиците фломастеры вдруг стали продаваться повсеместно и наборы состояли не из 6 скромных цветов, а из 50, 100, а то и 200, которые хранились в специальном чемодане.

Яркие легкие рюкзаки с героями мультфильмов отправили в отставку скучные и тяжелые советские портфели из дерматина с застежкой-катафотом.

А на переменках детишки повадились играть во вкладыши, пытаясь ударом руки перевернуть вожделенную картинку от жвачки и тем самым получить ее во владение, и в кэпсы — круглые картонки с рисунками, напоминающие фишки из казино, которые выдавали при покупке чупа-чупса.

В левой руке — «Сникерс», в правой руке — «Марс»

Гастрономический мир перевернулся с появлением коммерческих киосков. Это было настоящее чудо — первый раз попробовать «Сникерс», «Марс», райское наслаждение «Баунти» и появившийся позже «Натс». Благодаря агрессивной рекламе ничем не примечательные вафельки «Куку-руку» пользовались неистовой популярностью.

Появилась ненадолго газировка « Пеппер», которая отчего-то не прижилась у нас. Стала стремительно сдавать позиции «Пепси» — кому был интересен давно известный напиток, когда были предложены новинки — «Кока-кола» и продвигаемая рыжим «негодяем» Сидоровым «Херши-кола»? Сухие химические смеси «Зуко» и «Юпи» закабалили наши умы и кувшины с водой. Причем отечественный аналог «Цевита» не котировался, про него слагали страшилки: мол, на заводе каждую неделю меняют трубы, потому что этот атомный порошок разъедает их моментально.

Прокатиться на радуге предлагали разноцветные драже «Скитлз», а заполучив батончик суфле «Милки Уэй», мы требовали у родителей налить в миску молока, чтобы убедиться, что он действительно не тонет. Все симпатизировали верблюдам из рекламы «Пикник», а «Твикс» еще был не «сделай паузу», а «сладкая парочка». Причем стоило это все таких денег, что многие годами росли, не узнав, каков на вкус «Сникерс», а «Баунти» считался полноценным подарком на 8 Марта.

Жевательные конфеты «Мамба» и «Фрутелла» выглядели жестокой обманкой: и не жвачка, и вкладыша нет…

Отдельно в ряду почитателей иностранных сладостей стоял «Киндер-сюрприз», который был одновременно игрушкой и шоколадкой. Среди сотен неинтересных сборных моделей все искали коллекционные фигурки — бегемотиков, пингвинов, динозавриков.

В советское время было только два вида чипсов — похожие на пенопластовые опилки белые и розовые, продававшиеся на развес и не имевшие вкуса, и более аппетитные — плоские, как линейка, в продолговатых коробочках. И только в 90-е мы узнали, что могут быть чипсы со вкусом лука или бекона в больших хрустящих пакетах.

Жвачки: любовь — это освободить ее от дел

Если вам удавалось достать жвачку в советское время, то вы, к ужасу дантистов и гастроэнтерологов, жевали ее неделями, смешивая для вкуса с вареньем и сиропом. После развала Союза стало полегче, сначала появились турецкие кругленькие жвачки в блистерах, потом — пластиночные братья семейства Wrigley (Juicy Fruit, Doublemint, Spearmint) и первые подушечки Stimorol. Но все они были неконкурентоспособны в борьбе со жвачками, в которых бонусом присутствовал вкладыш или фантик — истинное сокровище пламенного коллекционера.

Синенькие кирпичики Love is с философскими фразами о любви были прерогативой девочек. Основными мальчишескими жвачками трудились Turbo с машинками и Final c футболистами, вкладыши от которых также собирали хитрые девочки, мечтавшие о повышенном внимании одноклассников. В ряд менее популярных жвачек входили Cola, Bombibom, Boomer, CinCin. Позже появились жвачки с наклейками. Особенно популярными стали лица героев сериалов «Элен и ребята», которые засверкали желтыми рамками с обложек всех дневников, учебников и тетрадок. Следом стали продаваться альбомы для наклеек. Некоторые девочки до сих пор со слезами вспоминают альбомчик с изображениями загадочной турецкой куклы Chabel, которую во плоти не видел никто и никогда, так же, как и наклейку №9: эта клеточка в альбоме у всех оставалась пустующей.

Мир в телевизоре

Мы приходили из школы после обеда и до возвращения родителей, вместо того чтобы делать уроки, сидели, завороженно уткнувшись в мерцающий экран телеящика, который был до отказа заполнен передачами для детей. «Зов джунглей», «Звездный час», «Утренняя звезда», «Угадай мелодию», «От винта», «Там-там новости».

Но главное — следить за перипетиями двух любимых сериалов. По Первому каналу шел молодежный «Элен и ребята», который, вообще-то, был рассчитан на более старших школьников, но они в то время поголовно учились во вторую смену; и вечерний семейный «Дежурная », который показывали по Белорусскому телевидению. В головах перепутывались герои и сюжетные линии, и вот уже дон Адольфо соблазняет взбалмошную Джоанну, а неверный Кри-Кри пристает к добропорядочной аптекарше Лурдес Кано.

А по выходным, когда показывали диснеевские мультфильмы, дворы пустели. В 90-е мы подружились с Чипом и Дейлом (тогда у девочек родилась повальная мода называть себя Гаечкой), мишками Гамми, Черным Плащом, дядюшкой Скруджем, летчиком Балу и другими мультсериальными героями. Каждый год 1 января около 16 часов мучимые похмельем взрослые наконец могли отдохнуть от детского визга: в это время начинался показ новой мультяшной серии и все, не дыша от нетерпения, тихо сидели у телевизора и жаждали узнать, с кем именно придется проводить целый год.

В кинотеатрах мы смотрели «Полет навигатора», «Инопланетянина», «Один дома», «Маску», трилогию «Назад в будущее».

Комиксы и первый в жизни «глянец»

Кто не помнит комиксы про Микки-мауса и Дональда Дака на белорусском языке? Популярные во всем мире с давних времен, к нам комиксы пришли настолько поздно, что до сих пор не стали предметом культа, как на Западе.

Легендарный журнал «Трамвай» просуществовал всего 5 лет, но оставил о себе длинную у целого поколения и сделал популярным слово «тыблоки». Мы тогда не знали, что блистательные Тим Собакин, Тихон Хоботов, Савелий Пингвиньев, Ника Босмит и другие авторы были одним и тем же человеком, которого звали Андрей Иванов. «Трамвай» был дефицитом и даже по подписке приходил не всегда — возможно, его воровали из почтового ящика, тогда такой промысел был актуален. Благодарные читатели организовали в Сети несколько сайтов, наполненных сканами номеров, так что вы и сейчас можете окунуться в свое «трамвайное» детство, прочитать множество забавных миниатюр, коротких рассказов, смешных стихов.

Очень быстро на смену умному, тонкому и смешному «Трамваю» пришли устрашающе безмозглые журнальчики вроде Cool girl или Ooops!, которые прижились и расплодились, отупляя подрастающее поколение и вызывая гнев у родителей своей аморальностью.

Игровые автоматы

В начале 90-х все города были заполнены клубами игровых автоматов. Там просаживали все карманные деньги дети, в отсутствие казино предавались азарту и взрослые.

Гораздо позже, ближе к 2000-м, когда еще наличие персонального компьютера дома было таким же нереальным, как приобретение личного вертолета, повсеместно открылись компьютерные клубы, в которых за деньги можно было поиграть в какие-нибудь незамысловатые стрелялки.

Что интересно — и те и другие заведения сохранились по сей день, и периодически в новостях мы слышим о том, как гадкий пятиклассник украл у мамы всю зарплату и просадил ее на автоматах. В США мальчика заставили бы пройти курс психотерапии против игровой зависимости, а у нас все вопросы продолжают решаться с помощью плохо зарекомендовавшего себя, но очень опытного доктора Ремня.

Скоро на портале www.interfax.by:

Мода: были ли у лосей лосины? Прически: софиста-твист и челка «8 метров против ветра». Актуальный макияж: у кого индейцы учились боевой раскраске? Дискотека-авария: макарена против ламбады, Ace of Base против «Комбинации». Портативные плееры: мотай кассету карандашом — экономь батарейки! Повесь кумира: постеры-бестселлеры.

Татьяна Прудинник

Добавить комментарий